Поиск по сайту
Как получить самую достоверную информацию о пациентах

Как получить самую достоверную информацию о пациентах

Правильная организация учета злокачественных новообразований – важная составляющая борьбы с онкологическими заболеваниями. В онкологических диспансерах субъектов РФ лицевой учет больных с ЗНО ведется с 1950 г. Этим занимается МНИОИ им. П.А. Герцена (филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России). Как работает канцер-регистр, рассказывает директор института А.Д. Каприн.


С годами для проведения качественного учета онкологических заболеваний в стране была разработана методическая платформа формирования регистра онкологических больных, на основе которой затем создали информационно-аналитическую систему ракового регистра – ИАС «Канцер-регистр». Целью является получение достоверной информации о заболеваемости, смертности от злокачественных новообразований, состоянии специализированной онкологической помощи населению. К сожалению, и сегодня этот ресурс, хоть в последние годы и претерпел изменения в лучшую сторону, еще далек от совершенства, признает Андрей Каприн, академик РАН, генеральный директор НМИЦ радиологии, директор МНИОИ им. П.А. Герцена, главный внештатный онколог Минздрава России.

«О канцер-регистре в нашей стране говорится, что он должен полноценно работать. Но, к сожалению, мы его не очень пока что развиваем», – сказал он на Международном конгрессе «Цифровая медицина и информационные технологии в здравоохранении. Sechenov Digital Health Summit», который прошел 12 октября на площадке Первого МГМУ им. И.М. Сеченова.

В последнее время часто говорится о том, что новый импульс развитию ресурса придаст внедрение Вертикально-интегрированной медицинской информационной системы (ВИМИС). Как не раз подчеркивал министр здравоохранения Михаил Мурашко, система станет инструментом оперативного ведения пациентов и эффективного управления медицинскими службами различных профилей медицинской помощи, в том числе в онкологии. ВИМИС позволит не только проводить контроль качества ведения таких пациентов, прогнозировать схемы терапии, но также видеть, насколько эффективно работает диспансер. Андрей Каприн также отмечает, как важно при сложившейся в стране ситуации следить за работой первичного звена и помогать коллегам на местах.

По словам Андрея Каприна, канцер-регистр – это ресурс, охватывающий всю систему учета злокачественных образований у пациентов. Первичные сведения поступают из МИС медицинских организаций, эти данные передаются в районные регистры, которые ведутся на базе первичных онкологических отделений или кабинетов, ЦАОП. Там они собираются, уточняются и анализируются на уровне региона. Затем поступают в федеральный сегмент регистра, где производятся их сбор, проверка, хранение и анализ на уровне округа и страны. Причем районный сегмент регистра необязательно ведется в информационной системе, иногда это бумажные носители, тем не менее с ними работают, их учитывают.

Система Государственного ракового регистра строится в соответствии с определенными принципами:
■■ обязательный учет заболеваний и заболевших, которому подлежат все ЗНО (коды МКБ-10 C00-D09);
■■ пациент регистрируется один раз;
■■ причиной смерти может быть неонкологическое заболевание;
■■ сведения о больных не удаляются из базы данных.

Территориальный учет сосредоточен в центральных онкологических учреждениях субъектов РФ, по месту постоянной регистрации больного, а диспансерный учет подразумевает пожизненное наблюдение за онкологическими больными. Соблюдение этих принципов позволяет полно и качественно получать сведения о злокачественных образованиях у пациентов.

Информационно-аналитическая система регистра имеет модульную структуру:
■■ модуль регистрации пациентов;
■■ подсистема построения отчетов;
■■ подсистема построения запросов,
■■ OLAP-система (аналитическая обработка в реальном времени);
■■ подсистема интеграции с федеральным регистром;
■■ подсистема помощи;
■■ подсистема справочников и классификаторов;
■■ подсистема разграничения прав пользователей,
■■ подсистема интеграции ЗАГС, ФОМС, ВИМИС и др.;
■■ подсистема разграничения прав пользователей.

Беспокоит главного онколога то, что, к сожалению, есть риски недополучения данных, которых пока не удается избежать: «Когда пациент попадает в другую организацию, не онкологическую, не выполняется приказ № 135 “О совершенствовании системы Государственного ракового регистра”. Мы уже ставили этот вопрос, и Минздрав думает, как реанимировать этот документ». По словам А.Д. Каприна, то, что имеется определенный пробел в данных, понять очень просто – это видно из самих поступающих сведений. «Если сравнить данные по онкологической заболеваемости центральной нервной системы, то оказывается, что, например, в США ими болеет порядка 25 тыс. человек в год, а у нас лишь около 4 тыс. человек. Даже с учетом разницы в численности населения двух стран цифры должны быть другими. Значит, мы теряем этих больных, значит, часть из них недополучает помощь», – посетовал докладчик.

На сегодняшний день даже в онкологических диспансерах не везде производится регистрация случаев ЗНО; по ряду локализаций, например по центральной нервной системе, онкоортопедии и колоректальному раку, больных «теряют» на этапе регистрации. «Контроль за собираемыми сведениями необходим, чтобы была возможность верифицировать пациента, правильно формировать диагноз, даже если больной оказался не в онкологическом учреждении», – заключил он. Для того чтобы получать максимально полные и качественные сведения о злокачественных образованиях у пациентов, в институте создают собственную систему проверки качества данных. В режиме онлайн уже внедрена проверка на дубли, соответствие вводных дат, контроль заполнения обязательных полей, соответствия «топография – морфологический тип» и др. «Очень сложно проверять на дубли, учитывая, что пациент попадает и в онкологическую, и в неонкологическую организацию, когда к нему применяется комбинированное, комплексное лечение. Поэтому случается дублирование при учете одних и тех же пациентов», – рассказал специалист.

Есть еще второй блок: проверка данных с помощью предустановленных запросов и пользовательских запросов, проверка «исключительных случаев», корректности заполнения граф для формирования 7-й формы, ретроспективная проверка введенных данных. И есть третий: формальный контроль статистических показателей, выявление ошибок на основании недостоверного значения показателей, проверка на распространенные ошибки, формальная оценка отчетных форм и выявление карт пациентов, заполненных неверно, межрегиональный контроль дублей с помощью базы данных федерального уровня. Но они пока что не автоматизированы, эта работа проводится вручную как на региональном, так и на федеральном уровне.

Канцер-регистр – огромное пространство для научных исследований
Главный онколог напомнил, что вступил в силу приказ Минздрава РФ от 19.02.2021 № 116 «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях». Согласно содержащимся в данном документе правилам организации деятельности организационно-методического отдела онкологического диспансера (онкологической больницы), на эту структуру возлагается предоставление отчетности по видам, формам, в сроки и в объеме, которые установлены уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, а также сбор и предоставление первичных данных о медицинской деятельности для информационных систем в сфере здравоохранения, в том числе в ВИМИС и Государственный раковый регистр.

«Это очень приятно, мы надеемся, что регистр онкобольных войдет полноценным фрагментом в ВИМИС. Но все-таки отмечаем, что наши пациенты попадают не только в онкологические учреждения, но и в областные больницы. Там тоже нужно найти способ контролировать ситуацию, что бы видеть пациентов с помощью ВИМИС», – прокомментировал Андрей Каприн.

Регистры в международном пространстве

Критики в адрес регистра звучит много, но Андрей Каприн указывает, что есть и достижения. Так, в 2019 г. Государственный раковый регистр вступил в Международную ассоциацию раковых регистров и успешно прошел сложный аудит. В 2021 г. в высокорейтинговом журнале The Lancet вышла статья с результатами популяционных исследований по раку молочной железы и шейки матки на основе данных регистра РФ. Кроме того, развивается сотрудничество с Международным агентством по изучению рака (МАИР), начато взаимодействие по обмену опытом с популяционным раковым регистром Китая, в планах – совместная работа с другими международными исследовательскими проектами.

Раковые регистры созданы и функционируют во многих странах мира, и на их долю тоже выпадает немало критики, отметил главный онколог. «В США функционируют две системы раковых регистров, но собирается только самая главная информация, на основании которой можно анализировать данные заболеваемости, молекулярно-генетических исследований, стадии распространения опухолевого процесса. Но коллеги из США признались мне, что не исследуют Техас, так как специалисты считают, что в этом штате трудно вести статистику в силу особенностей менталитета населения, в основном мексиканского – там трудно собрать диспансерные данные под отчеты. Поэтому они берут и просто распространяют свою математическую модель на Техас».

Наиболее продвинутым считается раковый регистр Швеции, который ведется с 1958 г. «Страна небольшая, 100% населения охвачено. Но там тоже есть недостатки. Регистр Швеции состоит из шести региональных раковых регистров. Передача сведений о каждом новом случае ЗНО обязательна. Данные о стадии ЗНО собираются с 2004 г. (кроме ЗНО центральной нервной системы, лимфом и лейкемий). Но в стране не поступают данные сертификатов о смерти. Таким образом, посмертный учет случаев не ведется. По признанию сотрудников шведского регистра, это может приводить к выраженному недоучету числа злокачественных образований, например, поджелудочной железы и легкого, которые составляют самый большой процент в доле смертности», – рассказал Андрей Каприн.

В Германии попытки создания ракового регистра начались еще до 1950 г., сразу после войны. В каждой федеративной земле ведется отдельный регистр. В немецкий центр регистрации рака предоставляются анонимные данные из всех регистров по запросу. Ведется работа по объединению регистров. Так как сообщения о случаях заболеваемости новообразованиями не были обязательными, многие земли не подают эти данные и охват составляет только 40%. «Мы дружим с Институтом Роберта Коха И должен вам сказать, что немецкие коллеги с интересом смотрят на наш регистр и считают его весьма рациональным и продвинутым», – сообщил специалист.

Готовы развиваться

Вопрос развития полноценного ракового регистра, который позволял бы объективно оценивать потребность в онкологической помощи и качество ее оказания в различных регионах, поднимался множество раз и на разных площадках. Андрей Каприн напоминает критикам, что за все в жизни надо платить. «Чтобы развивать регистр, надо вкладывать в него деньги, и в том числе для привлечения наших многоуважаемых партнеров. Я имею в виду математиков РАН, которые могли бы взять эти цифры и делать на их основе анализ», – говорит он. И отмечает, что сегодня ведение регистра осуществляется за счет средств НМИЦ радиологии, при этом данные охотно предоставляются в пользование коллегам.

Информатизация в онкологии охватывает многие аспекты, в том числе функционирование ракового регистра. Руководитель НМИЦ убежден, что продукты на основе искусственного интеллекта, умные программные решения необходимы, и заявляет о готовности к партнерству на благо регистра: «Регистр, который мы ведем, – это огромное пространство для научных исследований, междисциплинарного сотрудничества различных институтов. И если будут предложения для совместной работы по информатизации, цифровизации, мы полностью открыты. С нашим опытом, мощными службами и современными подходами мы можем сделать интересные научные предложения и открытия».

фото: freepik.com

Источник: Национальная онкологическая программа {2030} N° 4 2021