Поиск по сайту
В России зарегистрирован препарат с подкожным введением для терапии HER2-положительного рака молочной железы

В России зарегистрирован препарат с подкожным введением для терапии HER2-положительного рака молочной железы

  • Препарат Фесго (пертузумаб + трастузумаб) включает в себя фиксированную комбинацию пертузумаба и трастузумаба
  • Препарат обеспечивает подкожное введение комбинации за несколько минут, в сравнении с несколькими часами при стандартном внутривенном введении.
  • По результатам исследования, 85% пациентов предпочли подкожную комбинацию внутривенному введению препаратов

Компания «Рош» получила российское регистрационное удостоверение на лекарственный препарат пертузумаб + трастузумаб (торговое наименование — Фесго®) для подкожного введения в комбинации с внутривенной химиотерапией у пациентов как с ранним, так и с метастатическим HER2-положительным раком молочной железы. Впервые специалисты «Рош» объединили два моноклональных антитела в один препарат, который можно вводить с помощью подкожной инъекции, занимающей всего несколько минут. Препарат ранее был одобрен к применению регуляторами США (FDA) и Европы (EMA).

«Одобрение FDA отражает наше стремление улучшить результаты лечения для многих людей с HER2-положительным раком молочной железы, — комментирует Леви Гарруэй, доктор медицинских наук, главный медицинский директор и глава глобального подразделения по разработке продуктов компании “Рош”. — Предлагаемый режим введения препарата отвечает потребностям и индивидуальным предпочтениям пациентов и помогает удовлетворить растущий в системе здравоохранения спрос на более быстрые и гибкие опции лечения».

Препарат выпускается во флаконах, рассчитанных на однократное введение. Введение начальной нагрузочной дозы может занимать около восьми минут, а каждой последующей поддерживающей дозы — приблизительно пять минут [1]. Для сравнения, последовательное введение нагрузочной дозы препаратов пертузумаб и трастузумаб при стандартной внутривенной инфузии требует примерно 150 минут, а введение последующих поддерживающих доз — от 60 до 150 минут [2, 3].

Лечение препаратом пертузумаб + трастузумаб следует начинать только под руководством врача, имеющего опыт применения противоопухолевых препаратов. Препарат должен вводиться медицинскими специалистами.

Пертузумаб + трастузумаб был зарегистрирован по результатам клинического исследования III фазы FeDeriCa, в котором препарат показал тот же уровень концентрации пертузумаба в крови в течение заданного интервала дозирования, что и при внутривенном введении. Профиль безопасности препарата в комбинации с химиотерапией был схожим с профилем безопасности инъекционных форм препаратов пертузумаб и трастузумаб; не было выявлено новых сигналов по безопасности, в том числе существенных различий в токсическом воздействии на сердце. Наиболее распространенными нежелательными явлениями в обоих случаях были алопеция, тошнота, диарея и анемия [1, 4].

В клиническом исследовании II фазы PHranceSCa 85% пациентов (136 из 160), получающих лечение по поводу HER2-положительного рака молочной железы, предпочли подкожное введение внутривенному, поскольку это сокращает время пребывания в клинике и обеспечивает более комфортный лечебный процесс [1].

Об исследовании FeDeriCa [4, 5]

FeDeriCa — это регистрационное международное многоцентровое рандомизированное открытое клиническое исследование III фазы, в котором оценивалась фармакокинетика, эффективность и безопасность подкожного введения препарата пертузумаб + трастузумаб в комбинации с химиотерапией в сравнении со стандартным внутривенным введением пертузумаба и трастузумаба в комбинации с химиотерапией. Исследование проводилось у 500 пациенток с HER2-положительным ранним раком молочной железы, получающих неоадъювантное и адъювантное лечение. Главной конечной точкой исследования являлся минимальный уровень пертузумаба в крови в течение заданного интервала дозирования, по сравнению с внутривенным введением препарата. Вторичные конечные точки включали безопасность, минимальный уровень трастузумаба в крови в течение заданного интервала дозирования и частоту полных патоморфологических ответов.

Данные исследования FeDeriCa были представлены на симпозиуме по раку молочной железы в Сан-Антонио в декабре 2019 года. В исследовании была достигнута первичная конечная точка по уровню пертузумаба в крови. Отношение средних геометрических концентраций (тип среднего значения, используемый при оценке фармакокинетики) для первичной конечной точки составляло 1,22 (90% ДИ: 1,14-1,31), с нижним пределом 90% ДИ 1,14≥0,80 (заранее заданное минимальное значение). Была также достигнута вторичная конечная точка исследования по уровню трастузумаба в крови, при этом концентрация препарата в крови у людей, получавших фиксированную комбинацию не уступала концентрации препарата в крови у людей, получавших трастузумаб внутривенно (отношение средних геометрических концентраций = 1,33 [ДИ 90%: 1,24 — 1,43]; нижний предел 90% ДИ = 1,24≥0,80). Для проведения исследования была выбрана конечная точка с минимальным показателем для гарантии того, что пациенты получали достаточную дозу препаратов пертузумаб и трастузумаб при подкожном введении в сравнении с установленными внутривенными дозами в одинаковые интервалы лечения.

Об исследовании PHranceSCa [6]

PHranceSCa — это рандомизированное многоцентровое международное открытое перекрестное исследование II фазы, в котором оценивались предпочтения и удовлетворенность 160 пациентов с HER2-положительным ранним раком молочной железы в отношении подкожного введения пертузумаба + трастузумабам. Все пациенты завершили неоадъювантное лечение препаратами пертузумаб и трастузумаб в комбинации с химиотерапией и перенесли операцию до рандомизации. Первичной конечной точкой исследования был процент участников, предпочитающих подкожное лечение по сравнению со стандартной внутривенной терапией препаратами пертузумаб и трастузумаб. Вторичные конечные точки включали удовлетворенность и показатели качества жизни, связанного со здоровьем, по оценке участников; оценку работниками здравоохранения затрачиваемого времени и ресурсов; удобство использования подкожного препарата в сравнении с препаратами для внутривенного введения; а также безопасность и эффективность каждого исследуемого режима.

По результатам исследования PhranceSCa 85% пациентов предпочли подкожную терапию, 13.8% — внутривенную, а 2% не выразили предпочтений по способу введения препаратов. Основные причины, по которым пациенты предпочитали подкожную форму — сокращение  времени пребывания в клинике (n=119) и комфорт во время введения препаратов (n=73).  При оценке удовлетворенности терапией было показано, что в группе подкожной терапии 88.1% пациентов были в высокой степени удовлетворены терапией в сравнении с 67.5% в группе внутривенного введения. Перейти на терапию с применением подкожного препарата предпочли 86.9% пациентов. Профиль безопасности был сопоставим в обеих группах исследования. В целом частота тяжелых нежелательных явлений была низкой.

[1] Инструкция по медицинскому применению препарата Фесго®. ЛП-007317.

[2] Инструкция по медицинскому применению препарата Герцептин® П N015932/01.

[3] Инструкция по медицинскому применению препарата Перьета® РУ ЛП-002034.

[4] Tan A, et al. Subcutaneous administration of the fixed-dose combination of trastuzumab and pertuzumab in combination with chemotherapy in HER2-positive early breast cancer: primary analysis of the phase III, multicenter, randomized, open-label, two-arm FeDeriCa study. Presented at SABCS, 2019 Dec 10-14; San Antonio, Texas. Abstract #PD4-07.

[5] Клинические испытания. Исследование по оценке фармакокинетики, эффективности и безопасности подкожного введения фиксированных доз пертузумаба и трастузумаба в сочетании с химиотерапией у участников с HER2-положительным ранним раком молочной железы (FeDeriCa). https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT03493854 Доступ: июнь 2020 г.

[6] O’Shaughnessy J, Sousa S, Cruz J, et al. Preference for the fixed-dose combination of pertuzumab and trastuzumab for subcutaneous injection in patients with HER2-positive early breast cancer (PHranceSCa): A randomised, open-label phase II study. Eur J Cancer. 2021;152:223-232.

фото: freepik.com