Поиск по сайту
Хронический стресс у работников онкологических учреждений

Хронический стресс у работников онкологических учреждений

У 72% российских онкологов есть признаки эмоционального выгорания.

Эта цифра не зависит от пола – и мужчины, и женщины «выгорают» практически одинаково, но может меняться c возрастом и опытом – после 65 лет у врачей наступает профессиональная адаптация. Такие результаты показало исследование специалистов Российского общества клинической онкологии (RUSSCO) на виртуальном конгрессе ASCO-2020.


Исследование было подготовлено коллективом авторов. Среди них Суфия Зыевна Сафина, к.м.н., заведующая отделением химиотерапии № 3 ГАУЗ «Республиканский клинический онкологический диспансер» Минздрава Республики Татарстан (Казань), и Татьяна Юрьевна Семиглазова, д.м.н., заведующая научным отделом инновационных методов терапевтической онкологии и реабилитации ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России (Санкт-Петербург).

Татьяна Юрьевна Семиглазова
Суфия Зыевна Сафина

 

Цель исследования – определить распространенность и степень выраженности эмоционального выгорания (ЭВ) как результата хронического стресса на рабочем месте у специалистов онкологических учреждений России. Следует сказать, что к общим причинам развития синдрома ЭВ относятся:

  • проблемы профессионального характера (карьерный рост) и условий труда (например, уровень зарплаты);
  • дефицит времени, большое количество пациентов и, как следствие, большие перегрузки;
  • отсутствие личной и профессиональной поддержки (например, со стороны руководства);
  • работа в меняющихся условиях, столкновение с непредсказуемыми обстоятельствами (смена КСГ, пандемия и т.п.);
  • отсутствие времени и средств на поддержание собственного здоровья;
  • тенденция последнего времени – угроза обращений родственников больных с юридическими претензиями, исками, жалобами.

К специфичным причинам можно отнести:

  • отсутствие необходимого оборудования или препаратов для качественного и успешного выполнения работы;
  •  невозможность оказать эффективную помощь больному в связи с поздней стадией заболевания и более высокая летальность пациентов, чем в других областях медицины;
  •  длительное общение с негативно настроенными людьми, стремящимися решить свои психологические проблемы за счет общения с врачом (в России служба психологической помощи онкологическим больным и их родственникам находится в стадии внедрения, по этой причине врачу-онкологу помимо основных обязанностей приходится в своей работе выполнять не свойственные ему функции медицинского психолога и психотерапевта).

 В исследовании участвовали 389 врачей-онкологов из различных регионов России. Для итогового статистического анализа отобрали 385 анкет. Средний возраст опрошенных составил 49,5 лет (от 26 до 73 лет). В опрошенной группе женщины – 61% (236 человек), мужчины – 39% (153). Вот как распределился состав специалистов: 47,5% (n=183) – химиотерапевты, 28% (n=109) – хирурги, 8,5% (n=33) – радиотерапевты, 7% (n=26) – специалисты диагностического профиля, 3% (n=11) – администраторы, 14,5% (n=38) – смежные специальности (клинические психологи, биологи, патологоанатомы, гистологи, врачи паллиативной помощи, психотерапевты).

У 72% российских онкологов, участвовавших в исследовании, были отмечены признаки ЭВ. При этом опрос не показал принципиальных различий в развитии симптоматики ЭВ у онкологов-мужчин (69%) и онкологов-женщин (72%). При анализе индивидуальных показателей с учетом возраста и этапа становления специалиста в профессии менее всего оказались подвержены ЭВ люди старше 65 лет с большим опытом работы, что свидетельствует о профессиональной адаптации.

В качестве выводов и практической значимости исследования коллектив авторов указал такие:

  • внедрение комплексных исследований в онкологии на постоянной основе позволит создать условия для своевременного выявления и профилактики синдрома ЭВ у врачей;
  • результаты исследований влияния профессиональных факторов на формирование синдрома ЭВ должны быть использованы при принятии организационных решений по профилактике синдрома и законодательно закреплены в регламенте работы и отдыха онкологов;
  • необходимо развитие психотерапевтической помощи с учетом специализации врачей и создание обучающих программ подготовки онкологов по профилактике ЭВ еще на этапе обучения вмедицинских вузах.

Авторы исследования убеждены, что своевременное выявление ЭВ и внедрение механизма психологической защиты в процессе профессиональной адаптации скажутся не только на улучшении психического здоровья специалистов-онкологов, но и на повышении эффективности оказания медицинской помощи онкологическим больным.

Часто онколог заменяет психотерапевта, не имея соответствующих навыков

Синдром эмоционального выгорания признан проблемой, требующей медицинского вмешательства, и внесен в Международную классификацию болезней. В МКБ-10 и МКБ-11 синдром классифицируется как переутомление.


Ален Рустэмович Романов,
психотерапевт, практикующий психолог
 

К сожалению, сегодня не ведется мировой статистики по синдрому эмоционального выгорания, но разные страны тем не менее проводят подобные исследования. Согласно тестированию врачей, выполненному по методу Бойко, более половины врачей в России подвержены синдрому ЭВ, у 10% медиков синдром находится в стадии формирования и лишь у 20% врачей нет признаков эмоционального выгорания. Такие же показатели наблюдаются и в исследованиях, проводимых в развитых странах с высоким уровнем медицинской помощи и оснащения врачей.

Онкологу помимо основных обязанностей приходится при общении с больным и его родственниками выполнять не свойственные ему функции медицинского психолога и врача-психотерапевта, не имея при этом ни соответствующих навыков, ни нужного образования.

Для диагностики состояния существуют тесты по системе Маслач (быстрый и короткий) и по системе Бойко (длинный).

В результате онколог принимает на себя значительные психоэмоциональные нагрузки, которые зачастую приводят к быстрому истощению его психических ресурсов, что проявляется в виде синдрома ЭВ. Термин «эмоциональное выгорание» появился относительно недавно – в 1974 г., и ввел его в научный оборот американский психиатр Герберт Фрейденбергер для описания феномена деморализации, разочарования и крайней усталости у работников психиатрических учреждений, употребив при этом словосочетание «психическое выгорание». В настоящее время синдром эмоционального выгорания признан проблемой, требующей медицинского вмешательства, и внесен в Международную классификацию болезней. Как в МКБ-10, так и в МКБ11 синдром классифицируется как переутомление.

Согласно определению, синдром эмоционального выгорания состоит из трех основных моментов:

1) истощение физическое, психическое или интеллектуальное;
2) редукция профессионализма – нарушение продуктивности и эффективности в работе;
3) деперсонализация – отстранение от клиентов, пациентов, учеников, близких. Состояние может сопровождаться склонностью к употреблению алкоголя или других психоактивных веществ с целью получить временное облегчение, что имеет тенденцию к развитию зависимости и почвы для суицидального поведения. Синдром ЭВ обычно расценивается как стресс-реакция в ответ на тяжелые производственные и эмоциональные требования, ему сопутствует пренебрежение семейной жизнью или отдыхом.

Что делать при ЭВ? Первым шагом является диагностика состояния. Для этого существуют тесты по системе Маслач (более быстрый и короткий) и по системе Бойко (более длинный и развернутый).

Существует несколько моделей, по которым выявляют эмоциональное выгорание. У разных авторов можно увидеть подразделение на разные стадии ЭВ. Важный этап – это признание самого факта истощения и выгорания. Ни в коем случае нельзя закрывать на проблему глаза ни самим медицинским работникам, ни главврачам и другим руководителям, в чьем подчинении врачи находятся. Также на особом счету стоит обратная связь от коллег, близких и родных людей.

Врачи, у которых синдром ЭВ отсутствовал, обладали навыками распределения своих сил и к концу рабочего дня были готовы переключиться на другую деятельность, оставались заряжены энергией и бодры

Человек должен прислушаться к жене, мужу, детям, друзьям. Как только осознание, признание и обратная связь получены, врач должен принять решение измениться. Причем оно должно быть окончательным. И подтверждением решения будут результаты в рабочей деятельности. На втором этапе необходимо выявить факторы риска развития синдрома эмоционального выгорания. Так, все выявленные факторы риска делят на:

  • внешние физические – к ним относятся операционная напряженность (в отличие от эмоциональной напряженности операционная напрямую связана лишь с утомлением, вызванным выполнением конкретных иповторяющихся операций), нарушение суточных и околосуточных ритмов, повышенные рабочие нагрузки;
  • внешние психические – ситуации переживания отрицательных эмоций, дефицит положительных эмоций, профессиональная эмоциональная эмпатия;
  • внутренние психические – низкий уровень эмоционального интеллекта, неумение применить механизмы психологической защиты;
  • интеллектуальные нагрузки сопровождаются повышенными требованиями к объему оперативной и долговременной памяти, вниманию, выносливости, длительному сохранению работоспособности;
  • высокие требования, которые общество предъявляет к личности врача: в течение всего профессионального стажа ему необходимо работать в контакте с больными людьми, сохраняя необходимый уровень профессионализма и сострадания. Есть и другие факторы, влияющие на врача, такие как влияние напряженного ритма работы на личную жизнь, неадекватные методы управления и контроля в клинике, где он трудится, постоянные реорганизации в здравоохранении, недостаточная возможность изменить существующие условия работы, социальная незащищенность профессии при высокой степени риска. Понимая все факторы риска, необходимо выбирать индивидуальные методы коррекции, которые будут учитывать все особенности личности и ее окружения.
Навыкам самогипноза, управления эмоциями и мыслительной деятельностью онколог может научиться самостоятельно, но лучше обратиться за помощью к психологу или психотерапевту

Одним из важных факторов профилактики синдрома эмоционального выгорания является изменение условий труда: начиная от оптимизации времени, затрачиваемого на каждого пациента, и заканчивая организацией эргономичного рабочего места. Если врач пренебрегает этими факторами, то формирует предпосылки для развития не только синдрома эмоционального выгорания, но и более тяжелых патологий.

Врач должен ощущать ценность себя как специалиста в своих глазах, как важного работника здравоохранения в глазах общества и как примера для пациентов. На становление онколога уходит немало ресурсов – как времени, так и денег. Если врач является специалистом высокого класса, то в рамках системы здравоохранения не так-то просто заменить его другим коллегой. И чем лучше врач, тем более сложные случаи ему отдаются на лечение и курацию. Такая практика, естественно, увеличивает и без того немалую нагрузку на специалиста.

Для борьбы с синдромом эмоционального выгорания важно не только избегать утомления, а выстроить работу таким образом, чтобы восполнение ресурсов было последовательным и постоянным. Вот небольшая часть навыков, которые могут помочь в борьбе с синдромом эмоционального выгорания.

Умение разделять работу и дом, ставить точки в мыслительной деятельности позволяет сохранить интеллектуальный ресурс и избежать напряжения после завершения рабочего дня.

Четкое планирование рабочего графика позволяет сохранить физический ресурс и растянуть силы до конца дня.

Умение работать с провокациями позволяет сохранить психический ресурс, защититься от обид, раздражения и агрессии.

Разумная организация рабочего пространства помогает структурироваться и защититься от беспорядка как в кабинете, так и в голове.

Навыки коммуникации позволяют контролировать ход беседы и не дают эмоциям выплеснуться через край. Всем этим навыкам (и самогипнозу, и управлению эмоциями, и управлению мыслительной деятельностью) онколог может научиться самостоятельно, но лучше обратиться за помощью к специалисту – психологу или психотерапевту.

Следует помнить: приобретение навыков как обучение иностранному языку, нельзя овладеть ими в один момент. Ну и наконец, нужно помнить о социальном взаимодействии. Важен тесный контакт врачей между собой, их взаимоподдержка, объединение медиков разных специальностей для выяснения причины заболевания и помощи пациенту, свободное делегирование полномочий врачам других специальностей, повышение квалификации не только в рамках собственной профессии.

Врачу желательно поддерживать хорошую физическую форму, тепло и эмоционально общаться с друзьями и близкими, наслаждаться жизнью.