Поиск по сайту

Онкологическая служба РФ: Вызовы COVID-19

Восприимчивость онкологических пациентов к COVID-19 объясняется тем, что у больных со злокачественными новообразованиями отмечается повышенный риск в результате иммуносупрессии, обусловленной опухолью и проводимой терапией. У онкологических пациентов наиболее вероятно развитие тяжелых осложнений и быстрое ухудшение состояния. Какими должны быть действия онкологической службы в этой сложной ситуации? Об этом рассказал Андрей Дмитриевич Каприн, генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, директор МНИОИ им. П.А. Герцена, главный внештатный онколог Минздрава России, академик РАН.

Выступление А.Д. Каприн начал с необходимости организации учета онкологических пациентов, заболевших и скончавшихся от COVID-19, а также сбора данных о группах повышенного риска среди онкологических пациентов, в зависимости от диагноза и особенностей течения болезни.

К сожалению, международные организации ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) и МАИР (Международное агентство по изучению рака) не ведут учет онкопациентов с COVID-19 в целом. Эти данные можно получить только на уровне страны.

Отдельная графа в российском регистре нужна и для того, чтобы понимать, смерть наступила от коронавируса или от рака. Если больных считать умершими от рака, то сдвинутся специфические онкологические показатели одногодичной летальности и пятилетней выживаемости. Из-за того что отсроченные последствия COVID-19, в том числе на течение онкологических процессов, изучены недостаточно, крайне важно собрать информацию о заболевших среди онкологических пациентов.

С этой целью в программу «Канцер-регистр 6FB» добавлен дополнительный раздел «COVID-19». НМИЦ радиологии обратился к заместителю министра здравоохранения РФ с предложением внести в Федеральный регистр лиц, больных COVID-19, дополнительное поле «Сопутствующие заболевания», включающие как ЗНО (С00– С96), так и другие заболевания (сахарный диабет и прочие). Также было внесено предложение интегрировать Федеральный регистр лиц, больных COVID-19, и Канцер-регистр 6FB. Онкологические пациенты входят в пятерку лидеров по риску смертности от новой коронавирусной инфекции у пациентов с сопутствующими заболеваниями (помимо ЗНО среди них кардиоваскулярные, хронические респираторные заболевания, диабет, гипертоническая болезнь). А.Д. Каприн напомнил, что один из филиалов НМИЦ радиологии – НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина был перепрофилирован для лечения пациентов с COVID-19, в первую очередь с имеющимися онкологическими или урологическими заболеваниями. Здесь уже накоплен интересный опыт. Им академик обменивался на совещаниях с главными онкологами Италии, Испании, Нидерландов, где обсуждалось, как действовать в развивающейся ситуации с COVID-19.

Оказывается, наши зарубежные коллеги завидуют тому, что в России сохранена онкологическая служба. Дело в том, что все российские диспансеры и НМИЦ являются своеобразными островками, на которые с помощью эпидемиологического контроля не допускается проникновение COVID-инфекции и где в то же время отслеживается лечение пациентов, находящихся под двойным воздействием – COVID-инфекции и онкологических заболеваний.

Тогда как практически во всех других странах онкологическая служба роздана по многопрофильным стационарам (кстати, когда-то такой же сценарий предлагали и российской медицине). В ситуации, когда во время пандемии многопрофильные стационары закрылись, зарубежные онкологические пациенты остались без помощи. Это еще один довод в пользу того, что российским онкологам нужно создавать свои собственные рекомендации. Рекомендации ESMO в условиях COVID-19 нам не подходят – они приспособлены под ситуацию, когда невозможно проводить терапию.

Cобственные клинические рекомендации должны быть разработаны с учетом географических особенностей организации онкологической службы (Москва и удаленные регионы), региональной структуры заболеваемости и смертности, с привлечением к работе профильных профессиональных организаций и пациентских обществ.

Новые вызовы онкологической службе России обусловили переорганизацию схемы работы медицинских учреждений по профилю «онкология»: произошел пересмотр системы консультирования и личного приема, организована работа обсервационных отделений. Предстоит разработать организацию лечения пациентов с подтвержденной коронавирусной инфекцией. Ситуация предполагает активное развитие телемедицинских технологий, вертикально-интегрированной медицинской информационной системы (ВИМИС) в онкологии, электронных медицинских историй. Цифровое будущее становится реальностью, подчеркнул А.Д. Каприн.

Разработан порядок оказания онкологической помощи в региональном онкологическом учреждении при пандемии COVID-19. Пациенты с подозрением на злокачественные новообразования и с впервые установленным онкологическим заболеванием на этапе решения вопроса о тактике лечения продолжают приниматься очно. Консультации пациентов с ранее установленным диагнозом онкологического заболевания проводятся с использованием теле-медицинских технологий: по системе «врач – врач» (врач первичного онкологического кабинета направляет заявку в онкодиспансер и получает заключение) и по системе «пациент – врач».

Продуманы меры профилактики при стационарном этапе обследования или лечения онкологических пациентов. Должны быть разделены потоки пациентов, медицинского и технического персонала, обеспечен раздельный вход/выход для сотрудников, пациентов и сопровождающих лиц, максимально ограничено число лиц, сопровождающих больного, разграничены по времени потоки пациентов круглосуточного и дневного стационара.

Перед поступлением в стационар всем пациентам должен быть выполнен анализ на наличие коронавируса COVID-19. Медперсонал должен быть обеспечен средствами индивидуальной защиты (СИЗ). Отдельный разговор – организация обсервационного отделения, карантинной зоны.

Как должно происходить лечение онкологических заболеваний
во время пандемии COVID-19? В тех случаях, когда лучевая терапия является единственным методом радикального лечения онкологических пациентов, проведение терапии возможно при технической и организационной возможности. Если тип опухоли позволяет, то следует отложить лечение и назначать гормональную терапию (например, при раке молочной и предстательной железы). Если добавление лучевой терапии как этапа комбинированного лечения дает незначительное улучшение онкологических показателей, врач может убрать ее из лечения.

А.Д. Каприн привел план лечения для пациентов с онкологическими заболеваниями в условиях распространения COVID-19 по рекомендации ESMO. Европейские онкологи предлагают приоретизировать адъювантную терапию для резецированных опухолей с высоким риском рецидива. Обсудить соотношение преимущества/риски: паллиативная терапия, влияющая на прогноз заболевания; сопутствующие заболевания/предпочтения пациентов, вероятность/риски инфекции, поддерживающая терапия или «терапевтические каникулы». Рассмотреть опции: способ введения (внутрь, подкожно, внутривенно) или режим введения (3-, 2-, 1-недельный) с меньшим количеством визитов в клинику, сокращенная/ ускоренная или гипофракционная лучевая терапия. Рекомендован мультидисциплинарный подход, обсуждение плана лечения с пациентами, создание информационных материалов для пациентов и проектов по психологической помощи.

В конце выступления А.Д. Каприн остановился на последствиях пандемии, на том, каких рисков ожидать в дальнейшем. Первая волна – заболеваемость и смертность, непосредственный вред от COVID-19. Вторая волна – эффект ограниченных ресурсов при острых состояниях (не COVID-19). Последствия первой волны – реабилитация пациентов после ИВЛ. Третья волна – эффект прерванного лечения онкологического заболевания. Четвертая волна – психические и ментальные расстройства, которые вызывают у пациента прерывания курса, эмоциональное выгорание из-за длительности лечения.

Пандемия рано или поздно закончится. А опыт, полученный онкологами в этот сложнейший период, только укрепит наши силы и уверенность в эффективном выполнении поставленных задач, сказал А.Д. Каприн. НОП [2030]