Поиск по сайту

Применение пембролизумаба в терапии опухолей различных локализаций

В июне 2020 г. на Петербургском международном онкологическом форуме «Белые ночи» ведущие российские онкологи обсудили особенности применения иммунотерапии в клинической практике.

Пембролизумаб в комбинации с химиотерапией в терапии первой линии неплоскоклеточного НМРЛ: отдаленные результаты

Открывая сателлитный симпозиум «Современная иммунотерапия: в поисках оптимальных комбинаций», К.К. Лактионов сообщил, что в рамках прошедшего в начале июня конгресса ASCO-2020 были представлены обновленные результаты применения ряда новых терапевтических опций, появившихся в последние годы. Поэтому будет интересно обсудить, как изменяется их эффективность с увеличением сроков наблюдения. Одной из таких опций в лечении пациентов с немелкоклеточным раком легкого (НМРЛ) является комбинация иммунотерапии ингибиторами иммунных контрольных точек с химиотерапией. На сегодняшний день в России зарегистрировано несколько комбинированных схем на основе ингибиторов иммунных контрольных точек – как для плоскоклеточного, так и для неплоскоклеточного НМРЛ. На конгрессе ASCO-2020 были представлены отдаленные результаты применения пембролизумаба в комбинации с пеметрекседом и препаратом платины (карбоплатином или цисплатином) у пациентов с неплоскоклеточным НМРЛ.

К.К. Лактионов посвятил свое выступление анализу отдаленных результатов исследования KEYNOTE-189, рандомизированного двойного слепого исследования III фазы по оценке эффективности и безопасности пембролизумаба в комбинации с пеметрекседом и препаратами платины у больных метастатическим неплоскоклеточным НМРЛ. Также он отметил, что помимо вопроса об отдаленных результатах применения крайне актуальными являются следующие моменты: следует ли начинать лечение с иммунотерапии либо оставить ее в запасе, а также будет ли эффективна иммунотерапия у больных с метастазами в печень или головной мозг. 

Начиная доклад, К.К. Лактионов отдельно отметил, что более высокая эффективность ингибирования роста опухоли на животных моделях достигалась при использовании комбинации анти-PD-1-препарата с химиотерапией (ХТ). Выраженность ингибирования была примерно в два раза выше, чем при использовании только анти-PD-1-препаратов. Результаты этих исследований стали своеобразной доказательной базой для исследований комбинированного режима у пациентов с НМРЛ.

Кроме этого, исследования показали, что иммунотерапия и ХТ способны дополнять друг друга – иммунотерапия моделирует микроокружение опухоли путем инактивации опухоль-ассоциированных макрофагов и репрограммирования механизмов васкуляризации, тем самым повышая ее чувствительность к ХТ. В свою очередь ХТ повышает чувствительность к иммунотерапии вследствие активации иммуноопосредованного апоптоза опухолевых клеток, благодаря чему значительно повышается антигенная нагрузка, имеющая ключевое значение для активации противоопухолевого иммунитета. К.К. Лактионов отметил, что в предыдущем анализе исследования KEYNOTE-189 медиана длительности наблюдения составила 10,5 месяца, а сегодня она уже достигла 31 месяца. В исследование KEYNOTE-189 были включены больные метастатическим неплоскоклеточным НМРЛ с любым статусом PD-L1 и без активирующих мутаций EGFR/ALK/ROS1. Также допускалось лечение пациентов со стабильными метастазами в головном мозге.

Говоря о результативности лечения, эксперт сообщил, что частота объективного ответа (ЧОО) в  общей популяции больных составила 48,3%, при этом только на цитотоксической терапии она составляет всего 19,9%. Ожидаемо ЧОО зависела от уровня экспрессии PD-L1: так, в группе с умеренной экспрессией PD-L1 (1–49%) ЧОО составила 50%, а при гиперэкспрессии (более 50%) – 62%. При этом комбинация оказалась эффективной и у пациентов с отсутствием экспрессии PD-L1 – в данной группе ЧОО составила 33,1%. Представляя отдаленные результаты, К.К. Лактионов отметил, что по состоянию на 21 сентября 2018 г. и 20 мая 2019 г. принципиальных различий выявлено не было. Но обратил внимание, что при анализе более зрелой выборки пациентов двухлетняя выживаемость без прогрессирования (ВБП) составила 22% для группы «пембролизумаб+ХТ» по сравнению с 3,4% для группы, получавшей только ХТ. Таким образом, комбинированный режим оказывается практически в шесть раз более эффективным по такому показателю, как ВБП, по сравнению с ХТ.

Что касается общей выживаемости (ОВ), то показатели двухлетней выживаемости практически не изменились, и к последнему финальному анализу двухлетняя выживаемость составила 45,7% в группе «пембролизумаб+ХТ» по сравнению с 27,3% в группе ХТ. При этом медиана ОВ в группе комбинированной терапии оказалась в  два раза больше, чем в группе ХТ, – 22,0 против 10,6 месяца соответственно. Как и в отношении ЧОО, ОВ демонстрирует зависимость от уровня экспрессии PD-L1: у пациентов с гиперэкспрессией PD-L1 (≥ 50%) медиана ОВ составила почти 28 месяцев, в группе с умеренной экспрессией (1–49%) – почти 22 месяца, а в группе с отсутствием экспрессии PD-L1 показатель ОВ составил чуть больше 17 месяцев. Однако даже в группе с отсутствием экспрессии PD-L1 применение комбинации пембролизумаба с ХТ снижало риск смерти на 49% по сравнению с контрольной группой. Следует также отметить, что пациенты после прогрессирования на ХТ имели возможность перехода на лечение пембролизумабом (кроссовер). 

Финальные результаты оценки безопасности показали, что применение пембролизумаба в комбинации с ХТ не приводит к более частому развитию нежелательных явлений (НЯ) по сравнению с ХТ. Если в рамках первоначального анализа частота встречаемости НЯ 3–5-й степени составила 67,2% в группе комбинации против 65,8% в группе ХТ, то при финальном анализе их частота составила 72,1 против 66,8% соответственно. Таким образом, при медиане наблюдения 31 месяц можно говорить о стабильном и контролируемом профиле безопасности комбинированной схемы лечения. Другим зарегистрированным в России режимом для лечения пациентов с неплоскоклеточным НМРЛ является четырехкомпонентная схема в составе атезолизумаба, бевацизумаба и платиносодержащего дуплета. Данная схема также продемонстрировала улучшение показателей ЧОО, ВБП и ОВ по сравнению с применением бевацизумаба в комбинации с ХТ. Однако здесь следует учесть, что иммунотерапия сочеталась не только с ХТ, но и с бевацизумабом, который также вносит определенный вклад в общую эффективность комбинации. Медиана ВБП составила 8,3 месяца в группе химиоиммунотерапии и 6,8 месяца в контрольной группе, медиана ОВ – 19,2 месяца по сравнению с 14,7 месяца соответственно.

В этом исследовании также оценивался профиль токсичности: НЯ 3-4-й степени чаще наблюдались в группе терапии «атезолизумаб + бевацизумаб + ХТ», но различия с группой контроля были не столь значительными – 57 против 49%. К.К. Лактионов также представил результаты подгрупповых анализов исследования KEYNOTE-189 – оценки выживаемости без прогрессирования на второй линии терапии (ВБП2), а также анализ ОВ у больных с метастазами в печень и метастазами в головной мозг. 

ВБП2 – это интервал времени от начала лечения до прогрессирования на второй линии терапии или смерти по любым причинам. Этот показатель используется для оценки вклада терапии второй линии в общую эффективность лечения. Анализ ВБП2 позволяет оценить влияние кроссовера, поскольку у пациентов в контрольной группе в случае прогрессирования назначение иммунотерапии во второй линии может оказаться настолько эффективным, что отдаленные результаты ОВ в исследуемой и контрольной группах будут сравнимыми. В финальном анализе в группе комбинированной терапии пембролизумабом и ХТ показатель медианы ВБП2 оказался на уровне 17 месяцев, в то время как в контрольной группе, несмотря на кроссовер, медиана ВБП2 составила 9 месяцев. Был проведен еще один анализ ВБП2, который показал, что пембролизумаб в комбинации с ХТ в первой линии эффективнее, чем последовательное назначение ХТ, а затем пембролизумаба, независимо от экспрессии PD-L1. 

В отношении пациентов с  метастатическим поражением печени эксперт отметил, что для НМРЛ поражение печени является неблагоприятным прогностическим фактором, и в некоторых работах высказываются сомнения о возможности эффективной терапии иммуноонкологическими препаратами при наличии метастазов в  печени. Однако данные, полученные в исследовании KEYNOTE-189, свидетельствуют в пользу химиоиммунотерапии: как при наличии, так и при отсутствии метастазов в печени химиоиммунотерапия оказывается одинаково эффективной. Хотя в группе с метастатическим поражением печени показатели ОВ оказались значительно скромнее. 

Аналогичная картина наблюдается и в случае наличия у пациентов метастазов в головной мозг – комбинированная химиоиммунотерапия также демонстрирует преимущество. Разница в показателях 12-месячной ОВ в группе химиоиммунотерапии и группе ХТ составила 31,1%, что нашло отражение в снижении риска смерти на 59% в данной группе пациентов. То есть больные с метастазами в головной мозг получат большую выгоду от назначения комбинированной химиоиммунотерапии.

В конце выступления К.К. Лактионов резюмировал: результаты финального анализа исследования KEYNOTE-189 показали, что эффективность пембролизумаба в комбинации с ХТ по сравнению с плацебо в комбинации с ХТ в отношении  ЧОО, ВБП, ВБП2 и ОВ сохраняется в течение длительного времени и не зависит от экспрессии PD-L1. Также, по результатам ранее проведенного анализа, больные с метастазами в печень и головной мозг при назначении пембролизумаба  в комбинации с ХТ значительно выигрывают по ОВ. Таким образом, комбинированная химиоиммунотерапия является стандартом лечения пациентов с неплоскоклеточным НМРЛ вне зависимости от уровня экспрессии PD-L1.

Ингибирование двух механизмов канцерогенеза почечно-клеточного рака: от теории к практике

В рамках научной программы VI Петербургского международного онкологического форума «Белые ночи», состоявшегося 25–28 июня 2020 г., прозвучали сообщения о новых комбинированных режимах противоопухолевой терапии, которые привлекли особое внимание онкологов. Сочетанное применение таргетного и  иммуноонкологического препаратов становится новым трендом в лечении онкологических заболеваний. 

Так, новым возможностям комбинированной иммунотаргетной терапии распространенного почечно-клеточного рака (ПКР) был посвящен доклад д.м.н. Марии Игоревны Волковой. В ходе выступления она рассказала об эффективности комбинированного режима «пембролизумаб+акситиниб» у пациентов, ранее не получавших противоопухолевую терапию. Ежегодно в России регистрируется около 24 тыс. новых случаев ПКР. 

Распространенная стадия заболевания диагностируется в 20%, то есть около 4,5 тыс. пациентов нуждаются в назначении лекарственной терапии с целью контроля над опухолевым процессом. Ведущую роль в онкогенезе ПКР играют два взаимосвязанных механизма, определяющих выбор мишеней для терапии. Одним из механизмов является HIF-зависимый ангиогенез, обусловленный мутацией гена VHL (Von Hippel–Lindau), гиперэкспрессией HIF (hypoxia-inducible factors) и HIF-зависимых ростовых факторов, прежде всего VEGF (vascular endothelial growth factor) – фактора роста эндотелия сосудов. Второй механизм – подавление противоопухолевого иммунного ответа за счет активации сигнального пути PD-1/PD-L1/PD-L2. Данные механизмы взаимосвязаны, и оба являются мишенями для таргетной и иммунотерапии ПКР.

Комбинация ингибитора PD-1 пембролизумаба и  анти-VEGF-препарата акситиниба приводит как к  репарации противоопухолевого иммунитета, так и к уменьшению васкуляризации опухоли. Клиническая эффективность комбинированного режима «пембролизумаб+акситиниб» продемонстрирована в международном клиническом исследовании III фазы KEYNOTE-426. Дизайн клинического исследования предусматривал сравнение комбинированной терапии «пембролизумаб+акситиниб» с  существующим стандартом терапии ПКР – монотерапией препаратом сунитиниб. Стратификация пациентов осуществлялась согласно группам риска IMDC и географическому региону. Пациенты были рандомизированы на две группы: в первой проводилась терапия пембролизумабом в комбинации с акситинибом, во второй – терапия сунитинибом. 

Исследование KEYNOTE-426 включало 861 пациента с распространенным светлоклеточным ПКР, ранее не получавших терапию, с удовлетворительным соматическим статусом, измеряемые очаги опухолевого процесса и адекватную функцию органов. Средний возраст пациентов составил 60–62 года. Подгрупповой анализ был проведен у пациентов с благоприятным, промежуточным и плохим прогнозом заболевания согласно критериям IMDC (International Metastatic RCC Database Consortium). Чуть более трети пациентов (31,9%) имела благоприятный прогноз заболевания, около 50% промежуточный и остальные – неблагоприятный. У большинства больных имелось более двух локализаций метастазов, в подавляющем проценте случаев ранее была выполнена нефрэктомия. Саркоматоидная дифференцировка в опухоли, ассоциирующаяся с неблагоприятным прогнозом, была приблизительно у 18% пациентов, вошедших в обе группы исследования KEYNOTE-426. Частота гиперэкспрессии PD-L1, также ассоциированная с неблагоприятным прогнозом ОВ, была выявлена у 60% пациентов. Первичными конечными точками исследования были общая и беспрогрессивная выживаемость, вторичными – частота объективного ответа. 

Первые результаты, включавшие данные 12 месяцев наблюдения, были озвучены на конгрессе ASCO-2019: комбинированная терапия «пембролизумаб+акситиниб» продемонстрировала значимое преимущество по сравнению с сунитинибом по показателям ОВ, ВБП и ЧОО во всех группах прогноза IMDC. На основании полученных результатов с 2019 г. комбинация «пембролизумаб+акситиниб» является предпочтительным режимом для первой линии терапии распространенного ПКР. На сегодняшний день данный режим терапии вошел во все ведущие международные и российские клинические рекомендации по лечению распространенного ПКР.

На состоявшемся в конце мая этого года конгрессе ASCO2020 были доложены обновленные результаты исследования KEYNOTE-426 при минимальном наблюдении за пациентами 23 месяца. К январю 2020 г. более половины пациентов в группе пембролизумаба с акситинибом и около 70% больных в группе сунитиниба уже завершили лечение согласно протоколу исследования KEYNOTE-426 и успели получить последующую терапию – в основном анти-VEGF-препараты. 

М.И. Волкова отметила, что обновленный анализ данных исследования KEYNOTE-426 подтвердил: по показателям ОВ и ВБП комбинированная схема «пембролизумаб + акситиниб» продолжает демонстрировать убедительное преимущество в общей популяции пациентов, снижая риск смерти на 32%, а риск прогрессирования на 29% по сравнению с группой контроля. Кроме этого, комбинация препаратов с разным механизмом действия позволила увеличить ЧОО с 40 до 60%.

С появлением комбинированной схемы начали фиксироваться полные ответы на лечение, о чем специалисты не могли даже мечтать в эру таргетной и тем более иммунотерапии первого поколения (терапии цитокинами). Имеющиеся данные убедительно показывают, что при использовании комбинированного подхода до 9% пациентов с рПКР могут рассчитывать на длительный период жизни без проявления заболевания. При этом с увеличением длительности наблюдения за пациентами в исследовании KEYNOTE-426 ЧОО нарастает.

В группе благоприятного прогноза IMDC комбинация пембролизумаба с акситинибом не увеличивала достоверно ОВ и ВБП по сравнению с сунитинибом, хотя преимущество комбинации в отношении ЧОО сохраняется и в группе благоприятного прогноза. ЧОО составила 69,5% в группе пембролизумаба с акситинибом в сравнении с 50% в группе сунитиниба, частота полных ответов в группе комбинированной терапии составила 11%, что является очень высоким показателем. 

В группах промежуточного и плохого прогноза IMDC схема приема пембролизумаба с акситинибом достоверно увеличивала как ОВ, так и ВБП, а также обеспечивала убедительное, почти двукратное преимущество в отношении частоты как объективных ответов, так и полных эффектов, которые стали такими долгожданными для больных диссеминированным ПКР. Обновленные данные исследования KEYNOTE-426 подтверждаются долгосрочными результатами клинического исследования Ib фазы. В него были включены 52 пациента, которые получали комбинацию пембролизумаба и акситиниба при распространенном раке почки. Медиана наблюдения в данном исследовании к настоящему времени достигла пяти лет. При этом медиана ОВ в группе благоприятного прогноза пока не достигнута, в группе промежуточного и плохого прогноза она составила 43,7 месяца. Медиана ВБП составила 23,5 месяца. При данной медиане длительности наблюдения медиана длительности ответов составила 22 месяца, что является очень хорошим результатом для диссеминированного рака почки. Ключевые компоненты ведения пациентов, получающих комбинацию пембролизумаба и акситиниба, включают выявление факторов риска развития токсичности, информирование пациентов о возможности развития нежелательных явлений, а также тщательный мониторинг с целью раннего выявления НЯ и оценки степени их тяжести. Дифференциальная диагностика иммуноопосредованных и TKI-опосредованных НЯ – важный компонент ведения таких пациентов, так как выбор адекватной тактики коррекции НЯ зависит от зоны поражения и степени его тяжести.

Фактором риска развития иммуноопосредованных НЯ являются любые аутоиммунные заболевания, хронические заболевания легких, сердца, реже – печени и почек, недавно перенесенные инфекции, а также хронические вирусные и бактериальные инфекции. Половину всех иммуноопосредованных реакций составляют обострения ранее существовавших аутоиммунных воспалительных заболеваний, которые должны быть своевременно выявлены и скорректированы до начала терапии. TKI-опосредованные НЯ чаще развиваются у больных с заболеваниями кожи, артериальной гипертензией, хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта и гипотиреозами. Для раннего выявления НЯ необходимо мониторировать состояние больных, активно выявлять жалобы, тщательно осматривать пациентов и, конечно, регулярно следить за печеночными, почечными, гематологическими показателями. Дифференциальная диагностика генеза НЯ не всегда бывает простой. Самой простой манипуляцией, которая позволит дифференцировать TKI-опосредованные и иммуноопосредованные НЯ, является отмена обоих препаратов. Можно также использовать биопсию, которая подтверждает наличие иммуноопосредованной токсичности – инфильтрацию тканей лимфоцитами при преобладании CD4 над CD8 Т-клетками. И конечно, при проведении дифференциально-диагностического поиска необходимо исключить инфекцию.

Принципы ведения пациентов, получающих иммунотаргетную терапию и имеющих НЯ, заключаются в следующем. При развитии токсичности 3–4-й степени тяжести, а также плохо переносимой токсичности 2-й степени тяжести необходимо отложить применение обоих препаратов. Если симптомы регрессировали, это TKI-опосредованные НЯ, поэтому необходимо редуцировать дозу в зависимости от степени тяжести токсических реакций или отменить акситиниб, после чего продолжить анти-PD-1-терапию. Если симптомы не регрессировали, то имеет место иммуноопосредованная токсичность, и в этом случае необходимо назначить пациенту глюкокортикостероиды с постепенным снижением их дозы после регрессии НЯ, отложить или отменить анти-PD-1-терапию в зависимости от степени тяжести НЯ. А вот терапию акситинибом можно возобновить после снижения дозы глюкокортикостероидов до менее чем 20 мг в сутки.

Эксперт отметила, что иммуноопосредованные НЯ на фоне терапии пембролизумабом развиваются нечасто. Анализ данных почти 4000 больных, получавших пембролизумаб в разных дозовых режимах при различных опухолевых заболеваниях, показал, что наиболее частыми являются гипотиреозы, пневмониты и гипертиреозы – они наблюдаются у 9, 3, 5% пациентов соответственно. Эти НЯ крайне редко достигают 3–4-й степени тяжести – менее чем у 1% больных. Акситиниб – классический тирозинкиназный ингибитор. Для таких препаратов характерно развитие диареи, гипертензии, слабости, гипотиреоза и  ладонно-подошвенного синдрома. Дозолимитирующей токсичностью акситиниба является артериальная гипертензия, поэтому доза препарата титруется от 5 мг дважды в сутки до 20 мг в сутки и при необходимости может снижаться. Для коррекции НЯ, обусловленных акситинибом, можно использовать перерывы в лечении, редукцию дозы, в крайнем случае можно отменить терапию акситинибом, сохранив лечение пембролизумабом в монорежиме. При этом нужно обязательно назначать препараты для коррекции состояний, обусловленных НЯ.

Подводя итог, М.И. Волкова отметила, что пембролизумаб в комбинации с акситинибом стал новым стандартом первой линии терапии ПКР, при этом с целью достижения максимальной длительности эффективного лечения необходимо своевременное выявление и адекватная коррекция НЯ.

Новые возможности терапии рака эндометрия с высокой микросателлитной нестабильностью/нарушениями в системе репарации ДНК

Доклад С.В. Хохловой был посвящен новым возможностям терапии распространенного или рецидивирующего рака эндометрия (РЭ). Терапевтические опции, существовавшие до этого, характеризуются невысокой эффективностью. Одним из перспективных направлений лечения пациенток с распространенным РЭ является применение иммунотерапии пембролизумабом, в частности при наличии высокого уровня микросателлитной нестабильности (MSI-H) или нарушений в системе репарации ДНК (dMMR). С.В. Хохлова напомнила, что микросателлитная нестабильность (MSI) – это состояние, возникающее из-за нарушений в системе репарации ДНК, вследствие которого значительно повышается риск мутаций ДНК.

Для определения MSI в опухоли используются различные методы – иммуногистохимичесий (ИГХ), метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), а также секвенирование нового поколения (NGS). Наиболее часто используемым методом в России является ИГХ – это определение экспрессии от 1 до 4 протеинов системы репарации ДНК (MMR proteins). Нарушением системы репарации ДНК (dMMR) считается отсутствие экспрессии одного и более белков. MSI встречается в опухолях различной локализации, однако наиболее высокая частота отмечается при колоректальном раке (КРР), НМРЛ и РЭ. 

Применение иммунотерапии для лечения пациентов с опухолями, характеризующимися MSI-H, имеет ряд предпосылок – такие опухоли, как правило, характеризуются 10–50-кратным увеличением числа опухоль-специфических неоантигенов по сравнению с опухолями «дикого типа», они характеризуются большим числом опухоль-инфильтрирующих лимфоцитов и активных цитотоксических лимфоцитов в микроокружении опухоли, а также высокой экспрессией молекул, являющихся иммунными контрольными точками, таких как PD-1, PD-L1, CTLA-4, LAG-3 и IDO.

Одним из первых препаратов, эффективность которого была изучена в отношении опухолей с MSI-H, стал пембролизумаб. Для оценки его противоопухолевой активности при MSI-H-опухолях было проведено два исследования II фазы KEYNOTE-158 и KEYNOTE-164, в которые первоначально было включено 86 пациентов с 12 видами злокачественных опухолей с наличием нарушения в системе репарации ДНК. Наибольшую популяцию в исследованиях составляли больные КРР. А среди других злокачественных опухолей чаще других встречался РЭ (около 1/3 пациентов среди когорты с не-КРР). До включения в исследование все пациенты получали как минимум один режим лекарственной терапии.

Пембролизумаб продемонстрировал высокую эффективность, особенно учитывая применение во второй и последующих линиях лечения, – ЧОО варьировалась от 52% (для КРР) до 54% (для не-КРР), при этом полный ответ достигался у каждого пятого пациента. Как и при других злокачественных опухолях, ответы на терапию пембролизумабом были стойкими.

В отношении РЭ особый интерес представляет исследование KEYNOTE-158, которое было мультикогортным и включало две когорты пациенток с РЭ – с подтвержденным MSI-H (n=49) и с неизвестным статусом MSI-H (n=107). Включенные пациентки получали как минимум одну линию предшествующей лекарственной терапии. При РЭ без MSI-H ЧОО при применении пембролизумаба составила 11,2%, тогда как в группе с MSI-H она достигла 57,1%, при этом в данной группе наблюдалась достаточно высокая частота полных ответов – 16,3% и у подавляющего большинства пациенток отмечалось уменьшение размеров опухоли более чем на 30%. В группе пациенток с РЭ с MSI-H медиана продолжительности ответа не была достигнута, причем у 89% пациенток ответ продолжался более года. Медиана ВБП составила 25,7 месяца, то есть более чем у половины пациенток не наблюдалось прогрессирование заболевания по прошествии двух лет. И почти 60% больных не имели прогрессирования заболевания в течение года. Медиана ОВ на сегодняшний день еще не достигнута, 24-месячная ОВ составила 69,1%. Полученные результаты лечения значительно превосходят эффективность цитостатиков как в комбинации, так и в монотерапии.

С.В. Хохлова отметила, что важным моментом является токсичность, поскольку она определяет переносимость лечения и качество жизни пациенток. Для иммунотерапии особый интерес представляет частота развития иммуноопосредованных нежелательных явлений (иоНЯ) – для пембролизумаба иоНЯ 3–4-й степени отмечались в 8% случаев (колит, диабет 1-го типа, гепатит, кожные реакции). Не было отмечено ни одного иоНЯ, приведшего к смерти.

Подводя итог, С.В. Хохлова высоко оценила эффективность пембролизумаба в терапии опухолей с MSI-H и подчеркнула, что для РЭ показатели ЧОО, ВБП и ОВ на сегодняшний день являются наиболее высокими среди всех опухолей с MSI-H. Пембролизумаб зарегистрирован в России для терапии любой опухоли с MSI-H вне зависимости от локализации. Компания MSD в 2020 г. запустила программу поддержки пациенток с РЭ, в рамках которой любой онколог может бесплатно отправить образец опухоли для определения MSI-H/dMMR. НОП [2030] 

Материал подготовлен при финансовой поддержке компании MSD