Поиск по сайту

Обеспечение специалистами в онкологической службе Северо-Западного федерального округа

Обсуждая кадровое обеспечение, нельзя стандартно анализировать формы статистической отчетности по субъектам, надо детально смотреть, какова ситуация в регионе и что необходимо сделать для того, чтобы ее улучшить. Это доказал Ю.И. Комаров, выступая на IV Международном форуме онкологии и радиотерапии For Life.


Юрий Игоревич КомаровЮрий Игоревич Комаров, кандидат медицинских наук, заведующий организационно-методическим отделом по работе с регионами ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова»


Докладчик остановился на двух главных кадровых проблемах в Северо-Западном федеральном округе.

Первая заключатся в том, что организаторы здравоохранения все время фокусируют внимание только на онкологах и не смотрят нагрузку на врачей других специальностей, забывая, что оказание онкологической помощи – это комплексный процесс и в нем должны принимать участие разные специалисты, не только сотрудники онкологического диспансера.

Еще одна проблема. По существующим отчетам, с кадрами специалистов, занимающихся онкологическими больными в регионе, будто бы все хорошо, но на самом деле нужен детальный разбор – он позволяет выявить недостаток кадров (например, в амбулаторном звене) или дисбаланс штатного расписания.

Какова же ситуация в Северо-Западном федеральном округе по укомплектованности онкологами? На рисунке 1, представленном Ю.И. Комаровым, обозначена красная линия, отмечающая 80% укомплектованности штата. И видно, что практически все медицинские организации подведомственных субъектов оказывают полноценную стационарную медицинскую помощь, со штатом врачей проблем нет. Только в Псковской и Мурманской областях в первичном звене ощущается достаточно большой кадровый дефицит. А вот в амбулаторном звене четыре субъекта из одиннадцати не достигают уровня 80%.

  Рис. 1. Укомплектованность врачами-онкологами в СЗФО (%)

Один из показателей, который также мониторит организационно-методический отдел по работе с регионами НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, – это коэффициент совместительства у онкологов. В соответствии с нормативными документами Минздрава, он не должен быть выше 1,2. Как видно из рис. 2, только некоторые субъекты, в том числе Санкт-Петербург и Архангельская область, находятся примерно на этом уровне. Все остальные регионы достаточно значимо превышают этот показатель (субъекты ранжированы по коэффициенту совместительства в амбулатории). Так, в Новгородской, Вологодской областях, Республике Коми, Ненецком автономном округе коэффициент совместительства достигает 2 и выше, а это означает, что врачи-специалисты стационара, скорее всего, работают в первичном звене. Соответственно нагрузка на них возрастает. А если доктор работает на нескольких ставках в нескольких медицинских организациях и всюду оказывает медицинскую помощь, то соответственно качество ее оставляет желать лучшего, считает Ю.И. Комаров.

Рис. 2. Коэффициент совместительства в СЗФО

Выступающий также проанализировал ситуацию с дефицитом онкологов в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи населению по профилю «онкология», утвержденным приказом Министерства здравоохранения РФ от 15.11.2012 № 915н (рис. 3).

Рис. 3. Дефицит врачей-онкологов в СЗФО, в соответствии с Порядком оказания медицинской помощи населению по профилю «онкология»

Штатное расписание в ряде субъектов дисбалансировано. Так, в Санкт-Петербурге оно занижено примерно на 150 онкологов. Но даже с учетом этого не хватает в первичном звене 116 врачей для закрытия всех потребностей текущего штатного расписания. Такая же ситуация в Ленинградской области, республиках Коми и Карелия. В Вологодской области вроде бы дефицита онкологов нет, но это при коэффициенте совместительства около 3. Получается, практически все онкологи Вологодской области работают одновременно на всех существующих онкологических ставках во всех медицинских организациях, делает вывод Ю.И. Комаров.

В 2020 г. в стране начался пандемия, были введены ограничения, которые повлекли изменения в нагрузке на онкологов. В той же Вологодской области нагрузка на врача в амбулаторном звене существенно возросла по сравнению с 2019 г. В большинстве субъектов нагрузка осталась на том же уровне, поэтому нельзя говорить о том, что в период пандемии онкологическая помощь пациентам приостанавливалась или оказывалась не в должном объеме. Но вызывает вопросы снижение нагрузки на врачей в Новгородской области при текущем сохранении штатов. Скорее всего, в этом регионе либо не проводилось диспансерное наблюдение, либо количество приемов онкологических пациентов снизилось из-за пандемии и ограничительных мероприятий, предположил докладчик.

Конечно, оказание медицинской помощи онкологическим пациентам – это не только прерогатива онкологов. Также необходимо оценивать работу врачей, которые действительно вносят основной вклад в диагностику злокачественных образований и контроль за ними. Среди них эндоскописты.

Организационно-методический отдел по работе с регионами НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова проанализировал укомплектованность штатными должностями эндоскопистов в регионах. И если Ненецкий автономный округ можно исключить из этого анализа, поскольку он малонаселенный, а территория большая, то укомплектованность штатными должностями эндоскопистов в Республике Коми, Новгородской и Псковской областях вызывает определенные вопросы.

В Псковской области один эндоскопист работает на пяти ставках
Так, коэффициент совместительства эндоскопистов в Псковской области достигает 5, то есть это означает, что один врач работает практически на пяти ставках. И это при укомплектованности штатными должностями эндоскопистов в Псковской области на 50%! Как же врачи проводят диагностику в рамках диспансеризации взрослого населения, когда эти же специалисты контролируют динамику лечения пациентов со злокачественными образованиями толстой кишки либо желудка, задается вопросом Ю.И. Комаров.

Этот пример – иллюстрация того, как важно поднимать вопрос не только об онкологах, но и об эндоскопистах, патоморфологах. Так, в Ленинградской области практически нулевой коэффициент совместительства патоморфологов при 100-процентной укомплектованности штатными должностями, в Ненецком автономном округе достаточно одного патоморфолога, работающего в центральной районной больнице. Однако в Санкт-Петербурге при укомплектованности штатом на 86% коэффициент совместительства больше 2,5. Получается, укомплектованность не равна истинному штату, который необходим в субъекте, скорее всего, дефицит выше. Соответственно совместительство приводит к тому, что опять же возрастает нагрузка на патоморфологов. «И судя по тому, что сейчас происходит в нашем референс-центре, сколько пациентов направляют к нам на диагностические исследования из Санкт-Петербурга, мы понимаем, что как федеральный центр помогаем городу решить проблему с потоком пациентов – оказываем медицинскую помощь, которую больные не смогли получить в городских учреждениях», – сказал Комаров.

Сейчас при подготовке порядков маршрутизации субъектов в соответствии с приказом Министерства здравоохранения РФ от 19.02.2021 № 116н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи взрослому населению при онкологических заболеваниях» необходимо как раз учитывать кадровую обеспеченность врачами и специалистами в субъекте, подчеркнул докладчик. При реализации региональных проектов «Борьба с онкологическими заболеваниями», конечно, стоит заимствовать лучшие практики соседних субъектов по кадровым вопросам: выделение квартир, дополнительных субсидий на покупку жилья либо обучение врачей, какие-то иные материальные и нематериальные стимулы (возможности профессионального роста, ротация специалистов между организациями) для того, чтобы врач оставался в регионе.

Уже с 2010 г. наметилась тенденция – немало специалистов после окончания высших учебных медицинских учреждений и завершения ординатуры уходят из профессии в смежные специальности – становятся медицинскими представителями фармкомпаний. Необходимо разрабатывать мероприятия по мотивации специалистов для возврата в профессию. Нужно создать такие условия, которые были бы привлекательны для специалиста, чтобы он из коммерческого сектора вернулся в общую медицину. Еще один резерв: привлечение помощи коллег – специалистов федеральных и национальных центров. Комаров напомнил ситуацию с дефицитом патоморфологов. А тем не менее во всех национальных центрах и в большинстве федеральных созданы референс-центры, куда можно направлять на исследование гистологический материал и соответственно получать заключение высокого качества. И если в субъекте большой дефицит специалистов, если есть сложные случаи, которые требуют дополнительных исследований, стоит пользоваться этой возможностью.

В своей презентации Комаров не отразил кадровые проблемы со штатом специалистов по лучевой диагностике. Он объяснил это тем, что лучевые диагносты работают в соответствии со своими порядками, у них есть штатные нормативы по времени приема пациентов, и они жестко соблюдают этот тайминг. Однако подобные ограничения периодически приводят к тому, что начинает образовываться очередь пациентов на исследование. Чтобы исключить эти проблемы, необходимо в рамках того же самого порядка маршрутизации пациента со злокачественными новообразованиями прописать функцию федерального или национального медицинского исследовательского центра в части проведения телемедицинских консультаций либо лучевых методов диагностики в референс-центрах. Это снизит нагрузку на региональных врачей лучевой диагностики, уменьшит очереди и повысит качество проведения диагностических манипуляций.

После доклада развернулась дискуссия. Некоторые участники заседания, руководители медицинских учреждений из других регионов признавались, что у них тоже остро стоят вопросы дефицита кадров, совмещения врачами ставок в стационаре и амбулаторном звене. Но выбирая из двух зол меньшее, они считают: пусть доктора будут совместителями и оказывают хоть какую-то помощь. Иначе в отсутствие врачей приходится направлять своих пациентов уже в соседние регионы или вообще лишать их медицинской помощи. «Лучше сделать хоть какое-то диагностическое мероприятие, чем вообще его не делать», – говорили участники секции.

Выделение квартир, дополнительных субсидий на покупку жилья либо обучение врачей, возможности профессионального роста, ротация специалистов между организациями помогут задержать доктора в регионе
Комаров парировал: «В моем понимании лучше не сделать никакого исследования, чем “хоть какое-то”. Лучше сделать качественное исследование тем пациентам, которым это остро необходимо, чем сделать некачественное, но всем пациентам. Это касается всего – диспансеризации, отбора пациентов, например, с положительным анализом кала на скрытую кровь… Пожалуйста, используйте количественный метод, определяйте группу пациентов, которым вы будете точно делать эндоскопию, и не делайте ее всем пациентам, у которых есть положительный анализ кала на скрытую кровь. И давайте посчитаем. Когда врач-специалист работает на пять ставок – мы сейчас не будем обсуждать юридические вопросы такого оформления – он должен семь дней в неделю практически 24 часа принимать пациентов? Такое бывает? Я не говорю о том, что совмещение – это плохо. Все должно быть в меру. Главное – чтобы не страдало качество оказания медицинской помощи, потому что с увеличением нагрузки на врача оно будет снижаться. И соответственно риск того, что будет упущены злокачественное новообразование, прогрессирование заболевания или будет назначено неправильное лечение, возрастает. Для исключения этого необходимо все-таки более внимательно относиться к врачам. Понятно, что для них необходимо материальное стимулирование, но, наверное, не за счет увеличения числа ставок, на которых они работают».

Источник: «Национальная онкологическая программа 2030», №5, 2021