Поиск по сайту

Химиолучевая терапия должна стать золотым стандартом лечения неоперабельных пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого

17 декабря 2019 года ведущие эксперты и биофармацевтическая компания «АстраЗенека» рассказали о новых возможностях в лечении злокачественных новообразований, которые появились в арсенале российских специалистов.

Ежегодно в России диагностируется более 50 тысяч новых пациентов с диагнозом рак легкого, это третье по распространенности злокачественное новообразование и тенденции к снижению заболеваемости не наблюдается. Между тем, оно уносит больше всего жизней среди всех пациентов с онкологическими заболеваниями ввиду того, что выявляется преимущественно (60-85%) на поздних стадиях: на начальном этапе болезнь протекает скрыто без специфичных симптомов. Наиболее распространенной формой заболевания является немелкоклеточный рак легкого, он встречается в 80-85% случаев2.

По словам экспертов, 50 % больных раком легкого погибает в течение года после установления диагноза. Наталья Деньгина, к.м.н., заведующая радиологическим отделением областного клинического онкологического диспансера г. Ульяновска, считает, что качественное и своевременное химиолучевое лечение дает шанс перешагнуть пятилетний порог выживаемости: «Я уверена, что большинство больных раком 3 стадии должны получать химиолучевое леченее. Но, увы, в России, несмотря на то, что подавляющее большинство больных раком легкого выявлялось как раз в III и IV стадии процесса – они вместе составляли около 70% – на химиолучевое лечение приходилось какие-то жалкие 2,9%. когда как в США не менее 35% больных III-IV стадией рака легкого получают химиолучевое лечение».

В 30 регионах Наталья Деньгина и ее коллеги провели исследование причин низкой распространенности такого вида лечения. Самым главным фактором стало ослабленное состояние пациента. Также врачи называли высокую токсичность химиолучевого лечения. Примерно у 50% пациентов развивается выраженный симптоматический эзофагит, у 25% — лучевой пневмонит. У большинства больных во время лечения ухудшаются показатели крови. «Со всеми этими осложнениями можно бороться. Но в современной ситуации далеко не каждый врач пойдет на такое токсичное лечение, зная, что в любой момент на него могут написать заявление в прокуратуру. Пока врач не будет уверен, что он защищен законом, вряд ли удастся преломить ситуацию», — отметила Наталья Деньгина.

Среди других причин — отсутствие междисциплинарной команды врачей, недостаток аппаратуры для лучевой терапии, недостаток опыта врачей в проведении лучевого лечения, а также применение более токсичных дженериков.

Рак легкого – сложная опухоль, при борьбе с которой необходимо поддерживающее лечение. Исследования ингибиторов иммунных контрольных точек показали их высокую эффективность в терапии НМРЛ, и в течение короткого времени они заняли ведущее место в алгоритмах терапии заболевания.

Эксперт отметила, что «при невозможности провести операцию пациентам с 3-й стадией немелкоклеточного рака легкого золотым стандартом лечения является химиолучевая терапия. С появлением иммунотерапии и внедрением ее в клиническую практику, этот стандарт будет дополнен новой опцией терапии».

Теперь в арсенале онкологов появилась возможность раннего назначения инновационных иммуноонкологических препаратов – при третьей стадии заболевания, когда у пациента с НМРЛ есть шанс на получение радикального лечения. Иммуноонкологический препарат «Имфинзи» (дурвалумаб), который недавно вышел на российский рынок, дает новые возможности длительной ремиссии и шанс на выздоровление для пациентов с III стадией немелкоклеточного рака легкого (НМРЛ). «Это не просто появление нового препарата. Это появление возможностей трансформировать всю экосистему вокруг таких пациентов и, работая совместно, дать им новый шанс», — рассказала директор AstraZeneca в России и Евразии Ирина Панарина.

«Долгое время стандартом для пациентов III неоперабельной стадии была химиолучевая терапия. И вот наконец случился прорыв, когда после стандартной химиотерапии добавили иммунотерапию. В исследовании после получения химиолучевой терапии одна группа получала плацебо, а другая — иммунотерапию. Разница в показателях времени до прогрессирования составила год», — поделился результатами исследования Константин Лактионов, д.м.н., заведующий онкологическим отделением лекарственных методов лечения «НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина» Минздрава России.